В начале ноября на Netflix опубликовали второй сезон сериала «Конец ***го мира». Разбираемся, стоило ли того возвращение к более-менее законченной истории и стало ли продолжение чем-то большим, чем просто необязательным эпилогом.

Текст

Никита Лаврецкий

«Конец ***го мира»

The End of the F***ing World


Создатель

Джонатан Энтвисл

Год

2017–2019

Серии

16 по 19–24 минуты

Смотреть

Netflix

Второй сезон начинается с неожиданной подмены: вся первая серия посвящена истории новой героини — странной девушки Бонни с психопатическими наклонностями, травматическим прошлым и, кажется, таким же криминальным, как и у ее знаменитой тезки, будущим. Можно даже подумать, что теперь это сериал-альманах, но нет: сюжет довольно быстро возвращается к последствиям того самого бунта без причины, устроенного Алиссой и Джеймсом два года назад. Именно с ними готовится столкнуться Бонни в общем для всех троих туманном настоящем.

«Конец ***го мира» — это больше не сериал о бунте, а, скорее, о посттравматическом синдроме, не о, собственно, ромком-конце света в жизни подростка, но о тягучей постапокалиптике закончившегося пубертата. Для главных героев события первого сезона действительно стали не эмоциональным освобождением, как изначально планировалось, а настоящей травмой, по-разному их сломавшей. Хамоватая и свободолюбивая Алисса научилась скрывать свои истинные чувства («Иногда можно выбрать не быть мудаком») и ради демонстрации собственного конформизма готовится к скорой свадьбе. Джеймс не только потерял внешность подростка (Алисса при встрече холодно отмечает: «Он выглядит старым»), но и забыл про самопровозглашенные психопатические наклонности (теперь он так трогательно высказывается о своем папе, что вспоминать, как в первом сезоне он мучил животных, даже как-то неловко), а заодно и асексуальность. При виде Алиссы в фате он, конечно же, больше не думает о том, чтобы ее убивать, а слезливо констатирует: «Если кто-то вам дорог и вы их долго не видели, то при очередной встрече вам становится легче дышать».

Да, травма, о которой идет речь, — это вовсе не буквальные огнестрельные ранения и не полицейское преследование, а универсальная травма взросления. Можно, наверное, считать, что сценаристка Чарли Ковелл просто нагло переписала характеры собственных героев (с самого начала с панками из оригинального комикса эти сверхчувствительные подростки имели мало общего), а можно увидеть в этой эволюции концентрированную и весьма правдивую метафору взросления.

Проблема здесь в том, что такая депрессивная иллюстрация взросления смотрелась бы уместно в виде короткого эпилога к оригинальной истории, а вот в качестве нового эмоционального приключения уже почти не работает. Второй сезон «Конца ***го мира» — это снова роуд-трип, только на этот раз никто из героев не хочет находиться в автомобиле и куда-то ехать: именно выражение тихого раздражения и отпечатывается на их лицах на протяжении всего пути. Их неожиданная попутчица Бонни — во всех смыслах нежеланная третья лишняя, абсолютно неестественным образом вписанная в сюжет. Сложно избавиться от ощущения того, что апатию во время своего бессмысленного путешествия чувствуют не только герои, но и сценаристка, которая писала историю без особых художественных целей, а лишь исполняя выгодный контракт.

И снова стильная реализация помогает этому зрелищу не быть абсолютно невыносимым. Герои все еще стабильно отмачивают нигилистические колкости (хотя Алиссино «когда-то давно я даже могла получать удовольствие от пищи» звучит как самопародия); пара новых постановщиков отлично воспроизводят стилизованный под ретро визуальный ряд первого сезона. Однако даже на самые проверенные режиссерские приемы из инди-драм Хэла Эшби и Уэса Андерсона нельзя опираться до бесконечности, а эмоциональный костыль из нескончаемого плейлиста иронично и постиронично звучащей старой поп-музыки неминуемо ломается ровно в ту секунду, когда с экрана пропадают живые эмоции героев.

Все это грустно еще и потому, что сильно предсказуемо. Что еще ожидать от продолжения, невозможность и нечестность которого заключена в самом названии («Конец ***го мира — 2», сообщает постер)? И правда, даже в жизни самых драматичных подростков вряд ли могут случиться два конца света подряд.


Фотографии: Netflix