Осмысление сексуальности в виртуальной реальности, триллер совсем не про гаджеты и подростковая приключенческая комедия. Три новые серии «Черного зеркала», вышедшие в начале июня на Netflix, показывают, что создатель сериала Чарли Брукер все же готов меняться — причем в совсем неожиданные стороны. Ставшую уже привычной технофобию британца сменило нечто обратное — а именно вера в человечество и человечность. Обозреватель The Village Никита Лаврецкий — с подробностями.

«Черное зеркало»

Black Mirror


Создатель

Чарли Брукер

Годы выхода

2011–2019

Количество серий

22 по 40–89 минут

Смотреть

netflix

В течение последних нескольких лет сценарии бессменного автора «Черного зеркала» Чарли Брукера стали производить все более печальное впечатление. В снятых после переезда сериала на Netflix сезонах излюбленные мотивы Брукера (виртуальная реальность как тюрьма, новые коммуникационные технологии как инструмент насилия, постиндустриальное общество как неизбежная антиутопия) стали повторяться слишком часто, а предсказуемо жестокие финальные твисты почти перестали шокировать — даже несмотря на то, что сценарии новых серий традиционно держат в секрете. Все указывало скорее на творческий кризис. А теперь неожиданный поворот: новый трехсерийный сезон — это, наоборот, смелое переосмысление Чарли Брукером своего художественного метода.

Первая серия под названием «Бросок гадюки» рассказывает о VR-файтинге, идущем в комплекте с компактным устройством для игры в виртуальной реальности, которое не надевается, как очки или шлем, а просто прикладывается к виску. Двое старых друзей Дэнни и Карл много лет назад играли в старые части файтинга на приставке, а теперь решают подраться в условиях полного погружения. Задействовав устройство, они, жутко открыв рот, с невидящим взглядом откидываются на спинку дивана, но после этого, как ни странно, сценарий не начинает клониться в сторону технохоррора.

Наоборот, упоительное гиперреалистичное пространство игры позволяет героям изучить новые стороны своей сексуальности и расовой идентичности (двое друзей — темнокожие, а персонажи из файтинга — азиаты) — как будто это не серия циничного «Черного зеркала», а один из повествующих о проблемах обычных взрослых людей эпизодов другого нетфликсовского альманаха «Проще простого». Основным двигателем истории в кои-то веки становится не технологическая новинка, а просто люди; сцены из виртуальной реальности сняты с удивительной степенью чувственности. В итоге все заканчивается не техногенным кошмаром, а хрупким семейным компромиссом — совершенно не типичным для творчества Брукера, но опять же знакомым всем почитателям таланта автора «Проще простого» Джо Сванберга.

Читать также

Новое «Черное зеркало»: За и против

перейти

Следующая серия «Осколки» — это уже, конечно, не инди-драмеди, а крайне напряженный и образцово разыгранный триллер, но и здесь находится гораздо больше пространства для искреннего гуманизма, чем может показаться издалека. Сломленный жизнью герой Эндрю Скотта (Мориарти из «Шерлока») идет на преступление только ради того, чтобы поговорить с главой гигантской IT-корпорации — сериального аналога Twitter или Facebook.

Это всего лишь третий в истории сериала эпизод, лишенный каких-либо научно-фантастических допущений (после «Национального гимна» и «Заткнись и танцуй»), что уже делает его чем-то вроде исключения из правил, но на деле он оказывается даже лучше. Вместо беспросветной тьмы, которой оборачивались те два прошлых реалистических эпизода, Брукер здесь пишет настоящую оду человеческому духу, пусть и не лишенную трагизма. Не только общение между преступником и жертвой оказывается проникнуто теплом взаимопонимания, но даже и эксцентричный могущественный айтишник (Тофер Грейс) оказывается, в общем-то, славным малым, способным на искреннее взаимодействие. В концовке авторская скорбь и робкая надежда на будущее приходят на смену отвращению к современности и чистой мизантропии предыдущих сезонов.

Последняя история в наборе становится и вовсе самым ярким свидетельством вновь обретенного Брукером оптимизма. Эпизод «Рэйчел, Джек и Эшли Два», снятый с участием Майли Сайрус, рассказывает две параллельные истории: во-первых, жизнерадостной снаружи, но грустной внутри поп-звезды, попавшей чуть ли не в рабство к менеджеру (аллюзии к реальной жизни неизбежны, но вряд ли сложные отношения Майли и Билли Рэя Сайрус когда-то принимали столь зловещий оборот); во-вторых, двух непохожих сестер-подростков (готки-интровертки и застенчивой простушки), последняя покупает себе куклу-робота, включающую в себя оцифрованный интеллект героини Сайрус и набор всех ее мотивирующих хитов. В какой-то момент обе линии принимают предсказуемо скверный оборот, однако в последние полчаса серия превращается в подростковую приключенческую комедию по образцу тех, в которых снимались сестры Олсен. Девочки-подростки спасают любимую поп-звезду — совсем не этого сюжета ждешь от заслуженного мизантропа Брукера, но так ли плохо получать то, чего совсем не ждал?

Если кто-то любит сериал за беспросветный цинизм и насилие, то резкая смена тона в пятом сезоне у него предсказуемо вызовет тонну раздражения. На остальных искренность и неоднозначность взгляда на прогресс может произвести по-настоящему освежающий эффект — даже несмотря на то, что к самим девайсам, которые Брукер вводит в сюжет каждой серии, можно подобрать сразу по несколько аналогов из предыдущих сезонов — но это в общем даже хорошо: девайсы у авторов сериала всегда получались удачные, зачем изобретать велосипед?


Фотографии: Netflix