Текст

Артем Макарский

В фильме братьев Сафди «Неограненные алмазы» Абель Тесфайе, он же The Weeknd, играет короткую, но важную роль: именно с ним герой Адама Сэндлера, Говард Ратнер, разыгрывает сценку «молодого человека ударили кулаком в лицо». Происходит эта драка после клубного выступления музыканта: Тесфайе после короткой аудиенции с кокаином пытается подкатить к Джулии, любовнице Говарда. Тому это, естественно, не нравится.

Эта сцена важна не только для самого фильма — хотя именно после нее происходит один из самых напряженных его эпизодов (хотя фильм, в общем-то, беспокойный и сам по себе), чье музыкальное сопровождение красноречиво названо в саундтреке «Fuck You, Howard». Это еще и показывает тот стиль жизни, который для себя Тесфайе выбрал в 2011 году: наркотики, случайные связи, ну и, конечно же, музыка. И это совсем не подробности для желтой прессы: большая часть нового альбома «After Hours» посвящена именно его прошлому. Тесфайе пытается понять, стал ли он другим человеком или остался таким же, вернулся в свой собственный 2011.

Слушать в VK

Предыдущий альбом «Starboy» отвечал на это отрицательно: это был крайне разнообразный музыкально альбом, на котором слова про влияние одних из пионеров американского хардкор-панка Bad Brains не казались надуманными, а ольдскульный хип-хоп легко совмещался с гэриджем и сэмплами из нью-вейва. Это был большой во всех смыслах — и оттого слишком затянутый — альбом поп-звезды, которая всегда будет искать что-то новое, потому что не находит чего-то важного вокруг себя, в своей звездности. Классическую для поп-музыки тему о признании нового статуса в нем Тесфайе наполнял для слушателя хлесткими фразами, подтверждающими: он все это прожил и пережил.

Но на вышедшем спустя два года мини-альбоме «My Dear Melancholy» он попытался вернуться к своему старому звуку, принесшему ему популярность. Благодаря трилогии его микстейпов 2011 года он получил известность, контракт с лейблом, наконец, место в поп-пантеоне: о влиянии первого из них, «House of Balloons», написаны тысячи слов. Но главными были те, что именно The Weeknd одним из первых сказал о том, что все то, о чем обычно поют R& B-музыканты, — секс, богатство, наркотики — это, конечно, замечательно, но не приносит в жизни никакой радости.

Неверность, тяга к алкоголю и наркотикам, созависимость — вот основные темы «After Hours»

Это были песни не меланхолии, но вельтшмерца, мировой скорби — вкупе с сэмплами из Сьюзи Сью и Beach House они пленили как слушателей, так и взыскательных критиков. К этому звуку он и пытался приблизиться два года назад — но попал лишь в круговорот самоповторов: песня, которую вместе с ним написали половина Daft Punk Ги-Мануэль де Омем-Кристо и Gesaffelstein, ничем толком не отличалась от того, что он сделал с теми же Daft Punk за два года до того.

Тема разрыва, которой был наполнен «My Dear Melancholy», на «After Hours» является ключевой, но если там Тесфайе пел о двух женщинах, певице Селене Гомез и модели Белле Хадид, то теперь всю свою горечь посвящает последней — даром что пара расставалась и сходилась снова несколько раз. The Weeknd снова прибегает к своему образу плохого парня, который критиковали еще во время выхода его прорывного альбома «Beauty Behind The Madness»: мол, парень, ты не думаешь, что дело, может быть, в тебе?

«Дело и правда во мне»: примерно об этом читает и поет Тесфайе на новом альбоме. Неверность, тяга к алкоголю и наркотикам, созависимость — вот основные темы «After Hours». Этому герою, впрочем, можно сопереживать: в какой-то момент The Weeknd говорит о годе трезвой жизни, который он для себя закончил, потому что перестал находить смысл в отказе от наркотиков — если рядом нет любимой, то зачем это все? Тем ироничнее кажется теперь участие певца в недавнем скетче Saturday Night Live, где он вместе с комиками поет о том, как ему приходится спать на диване, потому что он сделал ошибку в отношениях; как выясняется с каждым куплетом, все более серьезную.

Кино я упомянул не просто так — как большой синефил, Тесфайе впервые со времен недооцененного студийного дебюта «Kiss Land» говорит о влиянии на свою музыку режиссеров. Конечно, Скорсезе, в честь одного из лучших фильмов которого назван альбом, — но сам музыкант вспоминает в интервью скорее «Казино». Его последователи, как умелые (то есть братья Сафди), так и слишком прямо вдохновляющиеся им (то есть Тодд Филлипс и его «Джокер»). И наконец, «Страх и ненависть в Лас-Вегасе», в котором тоже нет ничего удивительного — во всех визуальных сопровождениях к альбому Тесфайе в Лас-Вегасе совершает трип не хуже томпсоновского.

Невероятно цельный альбом тоже можно сравнить с фильмом и даже при желании найти в нем сюжет: так, вой сирен скорой помощи в конце композиции «Faith» указывает на то, что выбивающийся из основной канвы электропоп-сегмент — это, скорее всего, состояние комы, в которой музыкант оказался после передозировки (о которой упоминает очень часто в первой половине альбома), отчего все причуды вроде саксофона в «In Your Eyes» кажутся не пошлыми, как в старой песне музыканта «Angel», а скорее пугающими, даже зловещими. Неспроста после интерлюдии «Repeat After Me», которую можно сравнить с выходом из сна, Тесфайе поет в заглавном треке «Я думал, я снова чуть не умер во сне» — и точно так же, не просто так, начиная с трека про кокаин («Snowchild»), певец переходит в хип-хоп-режим.

Благодаря тому же кино судьба свела The Weeknd с Дэниелом Лопатиным, известным любителям музыки как Oneohtrix Point Never — он уже второй раз писал для братьев Сафди саундтрек, и изначально планировалось, что он напишет с Тесфайе несколько песен. Получилось целых три — но режиссеры решили, что для исторической точности певцу лучше будет исполнить свою старую «The Morning». В итоге песни оказались на альбоме, и одна из них, «Scared to Live» — явное украшение альбома: лиричная баллада о том, как непросто жить порознь и насколько же нелегко жить вместе с тем, кого ты любишь. Лопатин несколько лет назад писал демоверсию песни для певца Ашера (которая в итоге стала его собственной «The Station»), Тесфайе на прошлом альбоме успешно работал с не менее интересным электронщиком Cashmere Cat, так что для них это не первое пересечение разных миров — звук Лопатина в этих трех треках и вовсе можно назвать вкрадчивым, не мешающим звуку Тесфайе.

Куда дальше в плане экспериментов The Weeknd заходит с внезапным компаньоном — Максом Мартином, классическим шведским поп-продюсером, написавшим вместе с певцом покоривший всех хит «I Can’t Feel My Face», который, к слову, тоже был посвящен наркотикам. Еще на прошлом «Starboy» он неожиданно уводил Тесфайе в гэрридж (который есть и здесь, в энергичной песне «Too Late»), но больше удивляет следующая, «Hardest to Love», в которой джангл и звук Афекса Твина оказывается идеально подходящим голосу певца. Мартин здесь один из главных продюсеров — но куда интереснее здесь не он, не Лопатин и не хип-хоп-классик новой школы Metro Boomin, а человек, который помог The Weeknd в самом начале пути. Это Карло Монтаньезе, он же Illangelo, работавший с Тесфайе начиная с «House of Balloons» — возможно, совсем не случайно, что записанные при его участии треки кажутся самыми честными и яркими; в первую очередь исповедальный заглавный.

«After Hours» не так интересен в плане разнообразия звука, как его предшественник «Starboy», но при этом кажется самым цельным с точки зрения звука альбомом The Weeknd со времен, скажем, «Echoes Of Silence», последнего микстейпа далекой трилогии 2011 года. Улыбка с кровавым ртом и разбитым носом будто намекает на то, что после драки в «Неограненных драгоценностях» Тесфайе записал именно этот альбом, а не прог-поп «Kiss Land».

Тот альбом был посвящен страху большого мира, этот — страху одиночества. Музыкант не может остаться один на один с собой, поэтому жаждет возвращения любимого человека — финал этого рассказа нам не стоит ждать в таблоидах, даже если он появится. «After Hours» как раз о том, что не все сюжетные линии должны быть закончены, главное — то, что происходит с самим героем: в концовке «Until I Bleed» лирический герой истекает кровью и приходит к выводу, по крайней мере, уговаривает себя, что ему не нужна ни любовь, ни наркотики. И все это, конечно, в Лас-Вегасе — который, по заветам Cocteau Twins (которых Тесфайе обожает), вполне может быть для некоторых заменой раю. Хотя бы ненадолго.


обложка: Duncan Loudon / XO