Текст

Алиса Таёжная

«Эма: Танец страсти»

Ema

Режиссер
Пабло Ларраин

В ролях
Мариана Ди Джироламо, Гаэль Гарсиа Берналь

Блондинка Эма (Мариана Ди Джироламо, до этого к кино никакого отношения не имевшая) днем делает маникюр в торговом центре, а по вечерам репетирует и шатается по улицам. Шатается не без дела — она бродит по портовому городу Вальпараисо в Чили, чтобы увидеть, как танцуют обычные ребята с улиц, а потом приносит эти движения в экспериментальную танцевальную труппу. Эма — ведущая танцовщица в ансамбле, которым заправляет хореограф Гастон с кризисом среднего возраста и идентичности (Гаэль Гарсиа Берналь).

У Эмы с Гастоном непростые отношения не только творца и музы: большая разница в возрасте, попытка создать семью в прошлом, догорающие отношения и одно драматичное событие на двоих, которое разделило их на несколько месяцев. Кризис каждый проживает по-своему: она мечется между танцами и тусовками, экспериментирует с собой и отношениями и бросается во все омуты подряд; он отгораживается и старается самоутвердиться за счет танцоров, понимая, что в общем превращается в бумера. Оба не то чтобы умеют разговаривать друг с другом, а привыкли действовать через танец или крики.

Те, кто отправится на «Эму» за обещанной в названии страстью, скорее всего, удивятся: здесь при всем неоне нет Гаспара Ноэ и Николаса Виндинга Рефна, а уличный реггетон постоянно снижает пафос трагичных эпизодов. Чувственные сцены неконвенционального секса перемежаются в «Эме» с высосанной из пальца латиноамериканской семейной историей, тактильными съемками contemporary dance и общими планами совсем не киногеничного чилийского города, где битые тротуары ведут одетых на спорте молодых ребят в безвкусные моллы.

В этой сочетаемости несочетаемого одновременно сила и слабость «Эмы»: пять как будто бы разных фильмов карабкаются на зрителя с их разной визуальностью, темпом и настроением. Борзый клип, слезливая семейная драма, исследование ЛГБТ+, социальная сатира, расширенное кино, портрет женщины в огне — всем этим пытается быть «Эма» — и ничем не может быть до конца.

Как удачнее всего было бы охарактеризовать новый опыт режиссера «Джеки» и «Клуба» — это исследование женской психологии через тело и все, с ним происходящее. Слезы, боль, растянутые мышцы, крики, оргазмы, прогулки, танцы, смех и судороги — неровная «Эма», как мало какое кино, ориентируется на женское движение и существование актрисы в кадре: никого похожего на исполнительницу главной роли вы точно в таком представлении не видели.

В конечном счете после финала как из плохого дневного сериала «Эма» обрушивает все зрительские надежды, но загадочным образом не выходит из головы: свойство любого противоречивого и неидеального кино, с которым продолжаешь разговаривать, даже когда оно давно закончилось.


Смотреть? Да


обложка: «Экспонента»