Текст: Алиса Таёжная

«Скандал»

Bombshell

Режиссер 
Джей Роуч

В ролях
Шарлиз Терон, Николь Кидман, Марго Робби, Джон Литгоу

Сотрудницы Fox News — новостного телеканала могущественной медиаимперии Руперта Мёрдока — многие годы повязаны тайной. Несколько могущественных и влиятельных редакторов-мужчин годами позволяют себе домогательства к сотрудницам, оперируя крупными выплатами за моральный ущерб и договоренностями о неразглашении. Гретчен Карлсон (Николь Кидман) — в прошлом королева красоты, а теперь одна из ключевых телеведущих канала, получает от CEO компании Роджера Эйлса (контрол-фрик, сексист и трудоголик — эпохальная роль Джона Литгоу: в прошлом году в этой же роли в сериале HBO блистал Рассел Кроу) нагоняй за отсутствие макияжа в прямом эфире: «Мне ни к чему, чтобы ведущая в менопаузу без макияжа потела на глазах у всей страны». Гретчен рассчитывают и увольняют — и она подает в суд на Эйлса.

В это же время на телеканал приходит новенькая Кайла (Марго Робби) — идеалистка и республиканка, как большинство людей на Fox, с хорошеньким личиком и мечтами о телекарьере: красивым женщинам в эфире многие годы отдается предпочтение, только Кайла еще не знает, какой ценой. После встречи в кабинете Эйлса для нее уже ничего не будет как прежде, о чем догадывается ветеран Fox, телеведущая Мегин (Шарлиз Терон). Уважаемая всей редакцией суперзвезда, она в прямом эфире во время предвыборной гонки осмеливается задавать Трампу вопросы о его отношении к женщинам, оскорбительных твитах о женской внешности и постоянных сексистских нападках. Мегин делает Fox высокие рейтинги, но ее позиция вступает в конфликт с политическими взглядами не только Эйлса, придумавшего слоган Make America Great Again, но и самого Мёрдока — республиканца и крупнейшего игрока политической медиавойны.

Гретчен Карлсон — одна из самых влиятельных людей 2017 года по версии журнала TIME — персона противоречивая. Долгие годы она была связана с истеблишментом с большой буквы, продвигая на телеканале Мёрдока совсем не гуманистические идеи (левая идеология — плохая, геи опасны, оружие должно быть доступно всем). Но даже будучи частью большой пирамиды медиаманипуляций, она в какой-то момент идет в атаку: кабинет Эйлса, куда годами заходят симпатичные многообещающие сотрудницы, а выходят или с продленными рабочими контрактами, или уволенные, — место, где она много лет теряла лицо.

Постоянный страх увольнения, негласное правило об обтягивающих платьях и коротких юбках, в которых на работу приходят все женщины, туманные диалоги с начальниками о том, что сотрудницы должны доказать свою лояльность, ведутся в Fox десятилетиями. Но именно предвыборная кампания Трампа открывает Карлсон и Мегин Келли глаза на то, что голые коленки, давление во время рабочих встреч, грязные намеки, секс в обмен на работу и риторика кандидата в президенты — звенья одной цепи: систематического злоупотребления мужской властью и мизогинии.

Кино получилось, что называется, своевременное: эпоха MeToo должна была родить доходчивый фильм на документальном материале о повсеместном харрасменте, тем более сфера медиа и киноиндустрии — среда более чем плодородная. Именно признания женщин, имеющих большую аудиторию, — телеведущих, актрис и журналисток — сделали дискуссию о домогательствах частью мировой повестки. Драма Джея Роуча с подробным указанием имен, дат и обстоятельств дела — вольная адаптация как опубликованных воспоминаний Карлсон, так и десятков публичных выступлений женщин о харрасменте на рабочем месте.

«Скандал» рассказывает о подковерных интригах и теневых решениях в медиа и проливает свет на то, как многолетняя негативная репутация таких людей, как Харви Вайнштейн и Роджер Эйлс, не страдает от слухов и количества потерпевших. Чем эту драму сложно объективно назвать, так это собственно кино: больше всего «Скандал» похож на иллюстрированную статью, где все сцены расставлены по местам, чтобы привести к общеизвестной кульминации. Эйлс снят с должности, но Трамп становится президентом, а дискуссия о судебных разбирательствах по подобным кейсам не прекращается.

Кидман, Робби и Терон играют с замахом на оскаровские номинации (Робби и Терон их и получили), но по сути воплощают одну и ту же сильную женщину в трех возрастах — волевую блондинку с талантами, у которой кончается терпение. Все необходимые реплики сказаны, позы приняты, глаза вовремя наполнились слезами, но захватывающего и разоблачающего кино, как в случае «Власти» Адама МакКея или «По воле божьей» Франсуа Озона у Джея Роуча, режиссера куда менее значительного, не получается. Доходчивый фильм на социально значимую тему, который может немного расширить кругозор — да; фильм, к которому захочется вернуться через время, — нет.


Смотреть? Возможно


Обложка: «Централ Партнершип»