После окончания школы Татьяна переехала из Ханты-Мансийского автономного округа в Петербург, поступила на истфак в один из вузов и устроилась курьером в один из сервисов доставки еды. А в конце января запустила анонимный телеграм-канал «Доставка на Гороховую», в котором рассказывает о рабочих прогулках по городу. Мы поговорили с Татьяной о жильцах роскошных домов и убитых коммуналок, а также о том, как эпидемия коронавируса изменила ее работу.

«Доставка на Гороховую»

телеграм


Почему телеграм-канал — анонимный

Я давно хотела завести канал в телеграме, но не знала, о чем писать. Сначала думала просто выкладывать исторические факты, потом решила, что без какого-то контекста они вряд ли будут кому-то интересны. И тогда подумала: я каждый день соприкасаюсь с историей города, могу писать об этом.

Я стараюсь сохранить анонимность, поскольку не знаю, что будет с каналом дальше. Вдруг мне захочется покритиковать свой вуз? Или высказать все, что думаю о нынешней политике? Возможно, это трусливая позиция, но мне так комфортно. В свое время меня очень впечатлила история с деаноном канала «Сталингулаг». Но, наверное, если мой телеграм-канал вырастет, став главным занятием и видом заработка, я все же открою обратную связь.

Что впечатляет в старом фонде

Контраст, который я вижу в петербургских домах, невероятен. В одной роскошной парадной с мраморными полами я увидела неимоверно огромную хрустальную люстру. Поднимаешься, на этаже — всего одна квартира и дверь с замком, как в отеле (то ли карту прикладывать, то ли код вводить). Смотришь и думаешь: ваааау.

Потом идешь в другой дом. Вход не с набережной, как у предыдущего, а со двора, мимо мусорок. Парадная узкая, тесная, явно крысы живут. Тебе открывают дверь, которая висит как будто на соплях. За дверью — длинный такой коридор, и ты понимаешь: «Вот она, аутентичная петербургская коммуналка!» За те секунды, что передаешь заказ, успеваешь заметить и старый плакат на стене, и отколовшуюся краску, и нитку, на которой сушатся футболки. Казалось бы, в такие дома не заказывают еду через приложение. Но есть хотят все — никогда не знаешь, куда тебя забросит.

Я мечтала увидеть изнутри дом Веге — и даже передать не могу, какое это было счастье, когда у меня получилось. Также я бы очень хотела попасть в дом с башенкой Шнеера Иоффе на Пяти Углах, Слезу Социализма и доходный дом Латониных на Белинского, 5. У желания увидеть эти дома изнутри нет определенных причин: они мне просто очень нравятся внешне, каждый раз поднимают настроение, когда я прохожу мимо.

За дверью — длинный такой коридор, и ты понимаешь: «Вот она, аутентичная петербургская коммуналка!»

В каким домах дают больше чаевых

Я стараюсь работать в центре, и почти все мои заказы — в старом фонде. Случаются, конечно, доставки и в новый фонд: например, огромный комплекс возле Гончарной или большой дом между Джамбула и Банным. Разницы в отношении жильцов старого и нового фондов, как ни странно, нет. Неприятные — как и приятные — люди попадаются в любых квартирах. Причем ты не всегда можешь правильно считать отношение. Например, недавно доставляла в элитный дом на Петроградке. Квартира на каком-то высоком этаже, вызвала лифт, чтобы спуститься. Он приезжает, внутри — женщина, явно нервничает. Я немного растерялась и затупила, спрашиваю: «Можно с вами?» — «Ну ладно, заходите, только быстро». Едем вниз. Тут женщина оборачивается и говорит: «И вы в такую погоду доставляете?» (на улице был дождь). Я ответила — да. Она сразу как-то подобрела и очень мягко спросила: «Ну плащ хоть не промокает?» То есть человек резко ответил, потому что спешил, а так-то против меня ничего не имел.

Изначально у меня были стандартные ожидания: богатый дом — чаевые пятитысячной купюрой. Но такого нет. Наличными сейчас вообще дают редко, но у нас в «Яндексе» с прошлого года ввели еще электронные чаевые (клиенты оставляют в приложении, в конце дня ты видишь сумму). Иногда ничего нет, иногда — чай за три заказа, хотя в совсем дорогих домах вроде и не была.

Как устроен день студентки-курьера

У меня сейчас совсем нет свободного времени. Есть пары в универе, есть работа курьером, есть другие мелкие подработки, которые я постоянно подхватываю. Я неплохо знаю английский язык, поэтому иногда делаю переводы для друзей и друзей друзей. Я довольно скучный студент, так что по ночам предпочитаю просто спать.

Самое тяжелое в работе курьера — доставлять в плохую погоду. Дождь летит в лицо, ты с сумкой за спиной бежишь по лужам. Но это часть работы. Тем более когда дождь, заказов больше, а нам за это доплачивают. Иногда еще бывает тяжело, когда последний заказ на слоте приходит под самый конец, и ты понимаешь, что освободишься позже, чем надеялась. Но тут я уже готова: никогда не строю планы сразу после окончания слота, всегда закладываю час.

Читала, что в случае чего курьерам будут помогать лечиться от вируса

Как повлияла эпидемия коронавируса

Мы теперь доставляем заказы по-новому. Когда приходишь к клиенту, надо поставить сумку перед его дверью, достать заказ, поставить на сумку, сфотографировать, позвонить клиенту, отойти на несколько метров. Клиент забирает пакет, уходит, ты забираешь сумку. Немного муторно, но быстро привыкаешь. Сначала все это было по желанию клиента, теперь обязательно.

Я понимаю, что делаю хорошее дело: ношу еду людям, которые вынужденно или по желанию остаются дома. А доставка через сумку меня немного успокаивает: понимаю, что я не подцеплю что-то от человека (ну, по крайней мере, шансы ниже).

Мне очень сложно оценить, насколько стало больше заказов. В центре у меня и так все всегда шло плотно, ну и сейчас перерывов между заказами почти нет. В моей жизни изменений тоже не то чтобы много. Универ вот начали переводить на дистанционку. Я таскаю с собой антисептик, руки постоянно обрабатываю.

Я как бы волнуюсь, но не паникую. Многие говорят, что это обычный грипп, просто гораздо больше шумихи. Я тут недавно читала разные источники, увидела, что по проценту смертности коронавирус выше, чем обычный грипп, и распространяется он быстрее. То есть это та штука, которую легко списать со счетов в начале распространения, а потом она заразит всех. С другой стороны, я стараюсь сохранять спокойствие. Объективно понимаю, что я не в группе риска, и переживаю за родителей. Постоянно прошу их сидеть дома (не всегда удается, конечно).

Читала, что в случае чего курьерам будут помогать лечиться от вируса. Это тоже немного помогает с тревогой. Макаронами и туалетной бумагой я не запасалась: тут, кажется, надо умерить пыл, чтобы у всех была равная возможность затариться.

Изначально у меня были стандартные ожидания: богатый дом — чаевые пятитысячной купюрой

Какие планы

Я очень хочу развивать свой телеграм-канал. Сейчас для меня это не только большая отдушина, возможность рассказать широкой аудитории о своем увлечении Петербургом, его архитектурой, домами и улицами, но и какой-то личный проект, который мне просто интересно развить до статуса маленького, но гордого телеграм-СМИ. Мне интересно писать посты и, кажется, у меня это неплохо получается. Возможно, я могла бы переквалифицироваться в журналистику или копирайтинг. Может быть, когда-нибудь книгу напишу.

Очень боюсь, что мой изначальный восторг от Петербурга исчезнет. Что в какой-то момент я привыкну находиться среди всего этого великолепия и перестану его замечать. Хотя, наверное, это неизбежно. Забавно, но есть небольшой страх, что именно работа курьером в итоге и сделает для меня Петербург обыденным. Все эти парадные начнут приедаться, дома будут похожими друг на друга. Я стараюсь смотреть на это с другой стороны — думать, что работа дает мне шанс увидеть все то, о чем я раньше и не мечтала.