Бадаевский пивзавод мог бы стать новым «Флаконом». Вместо этого комплекс отдают под снос. Арендаторов, которые потратили на ремонт миллиарды из собственного кармана, выселяют — вместе с местными енотами, которых даже грозили замуровать. Все это ради элитного жилого комплекса от Capital Group.

Для проекта дома на 35-метровых сваях привлекли звездное швейцарское бюро Herzog & de Meuron — автора галереи Тейт и Эльбской филармонии. Архитекторы обещают отреставрировать комплекс и сделать там красивый парк и фуд-корт, но у девелопера уже есть опыт уничтожения московских памятников. Защитники завода вешают на него гигантские иконы, стоят в обнимку со зданиями и преследуют застройщиков с плакатами. Рассказываем, как Бадаевский годами лишали охранного статуса и как жители и предприниматели пытаются вернуть все назад.

Автор: Алена Дергачева

Бадаевский — несбывшийся «Флакон»

Первые здания Трехгорного пивоваренного завода, который в советское время стал Бадаевским, появились в 1875–1876 годах. Строили их известные архитекторы Август Вебер, Роман Клейн и Александр Евланов. Местные жители отмечают, что туда водят студентов архитектурных вузов и представляют комплекс эталоном промышленной архитектуры XIX–XX веков. Кстати, по своему назначению он перестал работать только в 2006 году.

Бадаевский завод в 2019 году

Сейчас территория напоминает «Флакон» или «Трехгорку»: там есть офисы, рестораны и фитнес-центры. Но пространство не так благоустроено, а многие здания в плохом состоянии. Так, 3-й исторический корпус частично заброшен, хотя среди развалин можно найти чугунные винтовые лестницы, старинные двери, огромные сушилки для зерна и пневматические барабанные солодовни.

Некоторые помещения, напротив, заняты арендаторами — именно они делают ремонт и приводят территорию в порядок. Среди таких компаний — школа танцев «Завод», рестораны «Магадан» и «Сыроварня», клуб «Лабиринт» и винотека Classica, которая, к примеру, музеифицировала погреб и, как и многие, сохранила историческую кирпичную кладку. Частные инвестиции в завод, по оценкам самих предпринимателей, за несколько лет достигли 2–4 миллиардов рублей. Теперь всех энтузиастов выселяют из исторических зданий, чтобы начать реконструкцию.

Погреб в винотеке Classica

Ценные части завода Мосгорнаследие отрезало годами

Для «дома на ножках» и подземной парковки Capital Group собирается снести северную часть завода. Чтобы это стало возможно, власти годами отрезали охраняемые законом части Бадаевского. В 1991 году в список объектов культурного наследия включили 11 корпусов, но уже в 1995-м четыре объекта вывели из перечня из-за «недостаточной значимости и сохранности» — вскоре их снос одобрили по запросу предприятия.

В 2003 году предметами охраны стали только первые три строения и контрольные ворота, а еще через два года, снова по инициативе завода, статус отняли у 2-го корпуса. Раньше здесь была варня, которую снесли в 1972 году и построили на ее месте девятиэтажное здание. В итоге эксперты Мосгорнаследия решили, что все строение (даже сохранившаяся часть с котельной) утратило ценность.

Оставшиеся корпуса сохранили за собой статус лишь частично. Сейчас 1-е строение — это два здания с одинаковым адресом, но разными кадастровыми номерами: по документам, одно из них построили в 1910 году, а другое — в 1970-м. Похожая ситуация и с 3-м корпусом. Когда Capital Group взялась за проект на Бадаевском, Мосгорнаследие провело новую экспертизу и доказало, что куски этих зданий независимы друг от друга. Сейчас застройщик и власти настаивают, что завод слишком перестроили в 70-е, поэтому уничтожить часть не жалко.

Какие здания сохранили свой статус

Только три постройки, по мнению экспертов Мосгорнаследия, да и то частично сейчас «дают представление о том, как выглядел легендарный завод в годы расцвета».

Подробнее

Скрыть

Строение 1 — главный корпус с бродильней, жилой пристройкой для рабочих, ледниками, где охлаждали пиво, и помещениями для розлива времен Вебера и Клейна. Часть здания примечательна «круглыми башенками, аркадой первого этажа, входной группой с декоративным панно с изображением товарного знака завода „Три горы“ и лепным декором солнечных часов», считают в Мосгорнаследии.

строение 3 — солодовни, овины и элеватор. Часть каменного здания с подвалами относится к первым годам существования предприятия. Особым украшением в ведомстве называют водонапорную башню, которая «напоминает завершение средневековых английских замков».

Контрольные ворота — фрагмент ограды 1910 года в юго-восточной части ансамбля с сохранившейся ажурной ковкой.

В 2006 году зоны охраны со стороны набережной сильно сократили, то есть там появилась возможность строить новые здания. В это время уже было известно о застройке территории завода (на тот момент компанией «ПИК») — тогда 1 и 3 строения уже были признаны памятниками частично.

В «Архнадзоре» пояснили, что новая экспертиза 2014 года, которую утвердили только в 2018-м, установила границы охранных зон в главном корпусе так, что они стали проходить «даже не по стенам, а по воздуху». Активисты и депутаты отмечают, что зоны изменили прямо под границы будущего «дома на ножках».

Тем не менее в «Архнадзоре» говорят, что большая часть сносимого — это такие же исторические помещения конца XIX — начала XX веков. Данные о том, что части корпусов строились в одно время, есть в архивных планах 1912 года, отмечают градозащитники и местные депутаты: здания не разделены капитальными стенами, а инженерные системы у них единые. Проще всего зайти внутрь и увидеть, что своды Монье и чугунные колонны одинаковы во всех помещениях: и в части, что признана памятником, и в той, которую экспертиза посчитала «поздней дисгармоничной пристройкой».

Визуализация из обращения депутатов Дорогомилова. Второй корпус снесут и заново построят по историческим чертежам.

Девелопер считает, что спасает завод. Не все с этим согласны

В Capital Group считают, что жителям района дарят новое общественное пространство и спасают Бадаевский от полного разрушения. В компании уверены, что здание поднимают на 35 метров именно для того, чтобы сохранить «красную кирпичную ленту» исторической застройки. В планах девелопера — потратить на реставрацию 4,7 миллиарда рублей. Помимо прочего, компания собирается воссоздать по историческим чертежам 2-й корпус, сперва избавившись от девятиэтажки 70-х годов на этом месте. Через новодел пройдут «ножки» дома.

На плане хорошо видно, что сваи пройдут прямо через восстановленный 2-й корпус

Впрочем, если бы у Capital Group действительно было желание заняться реконструкцией, компания пришла бы к арендаторам, которые уже проделали колоссальную работу, считает владелец арт-пространства «Не для всех» Михаил Семенов. «Я предлагал им интегрировать сделанное нами в их проект, но предложения отвергли — не интересно», — пояснил он.

В управе Дорогомилова уже открылись экспозиции по проекту, а 18 ноября пройдут публичные слушания. В конце года — начале следующего, как рассказал исполнительный директор Capital Group Михаил Хвесько, планируются работы «по обеспечению сохранности памятников», причем арендаторы к этому времени должны съехать. Начнут, скорее всего, с 3-го корпуса. В предпоследнем квартале 2020 года хотят рыть котлован.

Что построят на месте Бадаевского

Проект Herzog & de Meuron может стать новым московским долгостроем — предполагается, что на него уйдет минимум пять лет. Концепция включает не только строительство дома на сваях, но и масштабное благоустройство.

Подробнее про проект «дома на ножках»

Скрыть

Для жителей района планируют создать открытый парк площадью 4 гектара c лужайками, высокими деревьями и красивыми детскими площадками. «Сваи и деревья на фоне исторических памятников — это очень интересная смешанная урбанистическая среда», — подчеркивают в Capital Group.

В обновленных зданиях должны появиться фитнес-центр, фуд-маркет и коворкинг. В проекте также есть детские ясли, сады и школы, но под них выделят всего 250 квадратных метров, тогда как площадь квартир — 35,5 тысячи (это в 140 раз больше). Сейчас заявленная стоимость проекта — 49 миллиардов рублей. Причем здание обойдется на 25–30 % дороже небоскребов, которые обычно строит компания.

Сергей Собянин уже назвал концепцию «вызывающей, но интересной». Главный архитектор города Сергей Кузнецов тоже хвалил ее за «смелые и одновременно гармоничные решения».

Когда стало известно о застройке: Первый проект застройки объявили в 2004 году, когда Бадаевским владели Абсолют-банк и «ПИК». Они собирались строить там огромный комплекс (более полумиллиона квадратных метров), но успели только снести несколько зданий. В итоге «ПИК» вышла из проекта, а в 2012 году власти отменили его. Позже Capital Group получила договор на управление частью завода.

Арендаторов активно выселяют, хотя у них на руках действующие договоры

Сейчас девелопер пытается выселить предпринимателей, хотя никаких разрешений на снос пока нет, а договор аренды оформлен с самим Бадаевским, утверждает Наталья Меркурьева из студии танцев «Завод». Многие заключали контракты в 2015–2018 годах на срок не менее пяти лет, однако в сентябре Capital Group разослала письма о расторжении договоров.

«Выгонять пытаются по-разному: например, звонят с просьбами подписать документы, что мы отдаем помещение», — говорит Меркурьева. В конце октября из-за активности девелопера у нее чуть не пострадали два офисных енота. «Сотрудница застройщика пыталась опечатать студию скотчем. Потом обещала вернуться и заварить двери — причем именно входную и ту, за которой у меня живут еноты. То есть она хотела именно енотов мне заварить!» — рассказала она.

В выходные в школу пришли неизвестные и начали срезать замки, но жители вызвали полицейских. После этого «опечаленные техники пошли отключать мне воду и свет», говорит Меркурьева. «Все это происходит, потому что юридически многих сейчас выселить нельзя. Кстати, у части арендаторов уже идут суды. За нами круглосуточно следят охранники, а мы просто поселились на Бадаевском: боимся, что в любой момент нам просто закроют доступ к студии», — добавляет ее хозяйка.

Горожане и бизнес сопротивляются сносу

Защитники Бадаевского беспокоятся, что памятники могут просто обрушиться во время работ. Недовольство вызывает и высота 75-метрового комплекса: градозащитники считают, что он испортит виды на гостиницу «Украина» и сам завод с набережной, а жители ближайших домов боятся, что комплекс просто «закроет им небо и солнце». Также есть опасения, что от ценных зданий останутся только фасады, как случилось во время реконструкции Софийской набережной, которую проводила та же Capital Group (тогда «Архнадзор» предупреждал, что работы угрожают объектам культурного наследия, но в компании это отрицали).

За сохранение территории борется галерея Maer Art, которая провела «пленэр протеста»: 78 человек обняли завод и арку главного здания, а некоторые нарисовали ансамбль Бадаевского — чтобы запомнить его «таким, какой он есть». Другие активисты цепями прикрепили к стенам 16-метровую икону Преподобного Сергия с просьбой «Чудотворец, помоги!». Плакат провисел около часа, прежде чем его сняли.

На встрече c корреспонденткой The Village и другими журналистами девелопер провел историческую экскурсию: пока москвовед рассказывала про приготовление пива на заводе, активисты ходили за делегацией с плакатами против застройки. Когда участников завели в здание, чтобы показать презентацию проекта, недовольные жители пытались проникнуть внутрь — просили поговорить с ними тоже и стучали в дверь.

Несколько охранников стеной встали у двери, чтобы не пускать жителей, а затем Capital Group вызвала полицию. Активистам хотели вменить участие в несогласованном митинге, но местные депутаты сами написали заявление о готовящемся на месте преступлении.

Позже на сайте Capital Group опубликовали новость, что компания совместно с проектами «Моспромарт» и «Промпоезд» провела цикл экскурсий «История и будущее Бадаевского пивзавода», которые посетили «более 50 горожан и представителей профессионального сообщества, включая коренных жителей Дорогомилова и специалистов Института Генплана».

Мундеп Наталья Алехина, сооснователь группы в фейсбуке против застройки Бадаевского, в пикете во время экскурсии Capital Group

Местные жители активизировались и в соцсетях: в сентябре под постом Herzog & de Meuron в Facebook появилось более 150 гневных комментариев о «доме на ножках». Ставить дизлайки и писать негативные отзывы призвала активистка и координатор штаба Гудкова Александра Калашникова. По ее мнению, жителям необходимо всеми способами доказать, что они против строительства.

Александра Калашникова

Активистка, родилась и выросла в Дорогомиловском районе

У меня есть квартира в Дорогомиловском, я там родилась и выросла. Для меня это родные места, и Бадаевский — их неотъемлемая часть. Я считаю, что комплекс разрушит памятник. Я была уверена, что завод реконструируют, и думала, что из него получится такое же крутое место, как «Флакон». Жители хотели, чтобы там был коворкинг, проводились мероприятия. Самое ужасное — это экспертизы с фактическими ошибками и частичный вывод здания из-под статуса культурного наследия.

То же самое, кстати, произошло с чаеразвесочной фабрикой Вогау — сначала статус отняли частично, а потом — совсем (здание XIX века в Лефортове снесли, не дожидаясь решения суда, на его месте мэрия сможет построить дома по реновации. — Прим. ред.). На круглом столе в Мосгордуме представителя Capital Group спросили, есть ли гарантия, что люди, которые купят в новом комплексе квартиры, не захотят огородить парк и сделать его частной территорией, но он не смог ответить.

Еще мнения горожан, критикующих проект

Скрыть

Александр Беднов

Живет в Дорогомилове с рождения — с 1972 года. Его дедушка и бабушка поселились там еще в 1938 году

Становится очевидным желание властей не просто преобразить территорию промзоны, а воткнуть на лакомый кусок максимальное количество ликвидных квадратных метров недвижимости. Каким-то неведомым образом исторические постройки завода вдруг лишили охранного статуса — не ради этого ли? Несколько лет назад на заводе был пожар. Жители рассказывали, что бригады, приехавшие на вызов, начали его тушить только через несколько часов. Предполагаю, что этот шедевр промышленной архитектуры губят целенаправленно, а сейчас в него пытаются вбить последний кол — вернее, колья, на которых должен стоять новый дом. Местные жители сейчас борются за то, чтобы Бадаевский стал похожим на «Винзавод», «Флакон» или «Арму». Надеюсь, здравый смысл возьмет верх над стремлением извлечь выгоду любой ценой.

Мария Сосновская

Родилась и выросла в Дорогомилове. Сейчас там живут ее родители, отец тоже родился и вырос в этом районе

Это уничтожение памятника архитектуры, а не сохранение. Проект выгоден только застройщику и властям, но не москвичам. А еще это архитектурный удар по доминанте Дорогомилова — гостинице «Украина». Несмотря на то что некоторые корпуса завода останутся, они совершенно потеряются под этим странным строением. Насколько безопасно такое строительство на берегу реки? Насколько результат будет соответствовать рисунку?

Анна Рахманина

Живет в Дорогомиловском районе всю жизнь

Дом «на ножках» кажется таким воздушным, светлым. Но понятно, что это иллюзия: там будут толстенные сваи, иначе невозможно удержать такую махину. И эти сваи насквозь проткнут старинные здания. Считаю, что проект не имеет к реставрации никакого отношения. Просто это дорогая земля, которая нужна компании.

Карина Куденко

Живет в Гагаринском районе, часто ходит в рестораны на Бадаевском и в стрелковый клуб с детьми

Частичное разрушение и возведение над Бадаевским огромной конструкции — варварство. Комплекс увеличит нагрузку на дороги, ухудшит качество жизни жителей района. Силами предпринимателей на территории образовался очень интересный кластер. Компании создали прекрасный пример использования бывших индустриальных зон. Там есть стрелковый клуб и большое количество ресторанов, но в итоге все это уничтожат. Обещания о новом парке не дают права разрушать уже ценное для жителей.

В фейсбуке есть две группы против застройки Бадаевского. Одну из них, в которой больше всего участников, можно назвать нейтральной, а во второй (она гораздо меньше) сидят настоящие радикалы, которые называют проект Herzog & de Meuron «домом-тараканом», а еще считают, что жителей высотки «будет тошнить от качки во время непогоды».

Создатели «дома на ножках» сравнивают его с Эйфелевой башней

В Capital Group отнеслись к негативу скептически, назвав кампанию против дома сговором. «Мы рассмотрели более 50 архитектурных предложений, но ни одно не обеспечило открытость территории для города. Безусловно, такие проекты привлекают внимание. С Эйфелевой башней, например, поначалу тоже все было непросто. Сейчас в это сложно поверить, но многие парижане выступали против ее строительства, а сейчас это визитная карточка Парижа», — заявили нам представители девелопера.

Инженер проекта Дмитрий Глущенко особенно подмечал, что заводу вернут исконный дух — даже воссоздадут производство пива. «Я понимаю, почему общественность так остро реагирует на проект. Потому что такого в Москве никто не делал. У нас примеров домов „на ножках“ — всего два: на Беговой и проспекте Мира. Таких опор нет нигде», — говорил специалист.

В самом Herzog & de Meuron пояснили, что критика может основываться на недостаточных сведениях. В бюро считают, что исторические здания — «настоящее сердце» проекта, поэтому все сооружения, которым присвоили статус, сохранят и восстановят. Компания уже два года работает с профессиональными реставраторами. Там отмечают, что дом построят не над историческими корпусами, а рядом.

«Вместе с Capital Group мы тщательно следим за всеми законодательными процессами и за тем, чтобы проект получился максимально качественным и безопасным», — говорят в пресс-службе. Когда специалисты начинали работать над проектом, они учитывали границы, установленные до 2006 года. Сейчас бюро подчеркивает, что в 2018 году корпусам 1 и 3 повысили статус ценности до регионального. На вопрос о сокращении охранных зон в Herzog & de Meuron определенного ответа не дали, но посоветовали обратиться за более точной информацией к застройщику.


Фотографии: обложка — Svetlov Artem/wikimedia/(CC BY 3.0), 1 — Евгений Разумный/Ведомости/ТАСС, 2 — Винотека «CLASSICA», 3 — Группа Спасем Бадаевский Завод, 4 — dorogomilovo.info, 5 — apex project bureau, 6, 7, 8, 11 — HERZOG & DE MEURON, 9 — Юрий Феклистов, 10 — Алена Дергачева