Я держу в руках легкие курильщика. На ощупь они приятные, на вид — отвратительные. Курильщик уже умер (впрочем, не от рака легких), орган изъяли и сделали точную копию — «пластинат», — воспользовавшись технологией полимерного бальзамирования, которую придумал завкафедрой нормальной анатомии Военно-медицинской академии Иван Гайворонский. Теперь легкие лежат на подоконнике в бывшем доходном доме XVIII века на Моховой улице в Петербурге, в лектории нового образовательного проекта «Музей здоровья». Школьники, которые приходят на занятия, должны увидеть омерзительный орган — и никогда в жизни не захотеть закурить.

Одна из главных целей проекта — «наглядная пропаганда ЗОЖ». Помимо жуткого легкого, к здоровому образу жизни должны побуждать «пьяные очки», плакат с Венерой Боттичелли, изуродованной пятью годами вредных привычек, и костюм лишнего веса — «экспонат», возмутивший пользователей соцсетей. Директор «Музея здоровья» Анастасия Таничева говорит, что после тестового открытия проект столкнулся с обидами и претензиями не только онлайн: так, кто-то из родителей попросил не пугать детей плакатом о вреде курения, а кто-то из учителей — муляжом легких курильщика. The Village сходил на Моховую, 17, вместе с медицинским антропологом Марией Пироговской, чтобы понять, как серьезные институции в XXI веке пытаются интересно рассказывать о сложных вещах и что из этого получается.

Текст: Юлия Галкина

Фото- и видеосъемка: Виктор Юльев


Адрес

Моховая улица, 17

Аудитория

ученики 1–11 классов

Цена

300–350 рублей

Как появился «Музей здоровья», кто и чему тут учит

В 2011 году Александра Конради, замдиректора петербургского Центра Алмазова — крупнейшего российского медучреждения, специализирующегося на кардиологии, — предложила коллегам открыть «Музей сердца», обучающее интерактивное пространство для детей. Проект запустили в одной из школ Красногвардейского района. Основная идея — обучать нескучно, без назиданий, вызовов к доске и прочей тоски.

Спустя семь лет у Российского кардиологического общества (которое сейчас возглавляет гендиректор Центра Алмазова) появилось небольшое помещение с большими арочными окнами на первом этаже бывшего доходного дома на Моховой. Раньше здесь базировалась телекоммуникационная компания, пространство представляло собой руину — при ремонте вывезли самосвал керамзита. Именно тут РКО решило открыть «Музей здоровья». Дизайном занималось агентство городских преобразований Genius Loci (мы рассказывали о нем в связи с проектом культурного центра на Левашовском хлебозаводе), в том числе Марк Калинин, известный по креативному пространству «Тайга». Про результат телеграм-канал «Психо Daily» написал: «Так выглядело бы шоу Елены Малышевой, если бы его делал Уэс Андерсон».

В «Музее здоровья» в игровой форме обучают школьников с первого по 11-й класс. Занятия проводят молодые медики. Работу музея финансирует РКО, вход платный: 350 рублей с человека — для групп «с улицы», 300 рублей — для классов (впрочем, бывают и бесплатные занятия). «Наша мечта — выйти на самоокупаемость», — говорит директор «Музея здоровья» Анастасия Таничева. Пока проект работает в тестовом режиме, 16 октября здесь пройдет акция «Заведи сердце» (в рамках международной инициативы World Restart Heart Day).

На самом деле, «Музей здоровья» не музей в привычном смысле, а досуговый образовательный центр. Вместо классических экспонатов — предметы и плакаты: можно примерить очки, размывающие зрение, как у пьяного человека; можно пожамкать легкое курильщика; можно надеть так называемый костюм лишнего веса («В нем жарко», — делится впечатлениями 12-летний Кирилл). «Тому, кто ощутил, как это тяжело и неудобно, проще будет приложить усилия к занятию спортом, чтобы не набирать вес!» — анонсировали костюм в инстаграме музея. «Вы поддерживаете стигматизацию толстых людей, транслируя неверные стереотипы, будто толстые люди ленивые», — ответили в комментариях пользователи.


Нам, с одной стороны, нужно произвести впечатление на детей, а с другой — не оскорбить ничьи чувства


Мнение директора «Музея здоровья»


Анастасия Таничева,

директор «Музея здоровья»

Мы подняли хайп. У нас есть костюм лишнего веса: надев его, каждый школьник на личном опыте сможет понять, насколько неудобно ожирение, и, возможно, захочет скорректировать питание, уделять внимание физическим нагрузкам. Но в соцсетях нас обвинили в ненависти к людям с лишним весом и в том, что мы ничего не понимаем в медицине. Обвинения беспочвенны, но видно, что людей задевает эта тема. При этом на практике никаких проблем с костюмом не было. Недавно нас посетила группа школьников, там была девочка с лишним весом — мы не заметили никакого негатива к ней.

Есть и другие похожие примеры. Вот плакат о вреде курения: мы говорим о том, что сигаретный дым содержит более четырех тысяч вредных компонентов, среди них — формалин, который также используют для консервации трупов. Мама одного из школьников, увидев плакат, сказала: «Что это вы за ужасы рассказываете, не надо пугать наших детей». Учителя, в свою очередь, просили не пугать детей пластиковыми легкими курильщика: «А то ребята потом будут плохо спать и есть, не надо нам такого потрясения».

Или у нас есть фрагмент репродукции «Рождение Венеры» Боттичелли, где Венера представлена в двух ипостасях: одна — в оригинале, а с другой стороны — с кисетными морщинами, сосудистой сеткой, потускневшими волосами, так, как она выглядела бы после нескольких лет злоупотребления алкоголем и курения (медицинский антрополог Мария Пироговская напоминает, что модель Боттичелли, флорентийская красавица Симонетта Веспуччи, умерла в 23 года от чахотки. — Прим. ред.). Завтра нас обвинят в том, что мы оскорбляем художественный шедевр? Или вот плакат, который посвящен видам первой помощи при кровотечении, — он вдохновлен образом Шивы. В какой-то момент мы поняли, что завтра
кто-нибудь увидит в нем религиозную подоплеку и заподозрит нас в оскорблении чувств верующих. В общем, шансов оскорбиться у нас в музее — просто невероятное количество.


Учебный манекен по прозвищу Максим
Кирилл в костюме лишнего веса
Челюсть курильщика
Легкие курильщика
Переосмысленный фрагмент репродукции «Рождение Венеры» Боттичелли

Нам, с одной стороны, нужно произвести впечатление на детей, а с другой — не оскорбить ничьи чувства. Потому что вокруг нас люди, которые думают о бодишейминге, которые считают, что мы объективизируем женщин и мужчин. В Хельсинки есть прекрасный образовательный центр Heureka, один из объектов в нем — манекен, из которого можно вытащить игрушечную прямую кишку. И никого это не возмущает: всем весело и здорово. Мы бы хотели, чтобы и к нашим экспонатам так относились: мы делаем музей ради фана, хотим развлекать, образовывая. Пока мы решили, что продолжим использовать все экспонаты. Но вполне возможно, волна общественного обсуждения приведет к тому, что мы откажемся от одного экспоната, от второго, третьего — и вернемся к школьным партам, к тому, что коленки вместе, а локти лежат на столе ровненько.



Я легко могу представить себе, как такой объект будут использовать для насмешек: «Эй, Вася, сними свой костюм человека с ожирением, ха-ха, не можешь!»


Мнение медицинского антрополога


Мария Пироговская

кандидат исторических наук, научный сотрудник факультета антропологии Европейского университета в Санкт-Петербурге, автор книги «Миазмы, симптомы, улики»

Как и любые медицинские выставки или музеи, этот проект — своего рода «машина убеждения», убеждения в пользе естественнонаучного знания, важности гигиены или заботы о себе. Подобные проекты могут быть рассчитаны на разного рода публику. Есть Музей гигиены на Итальянской улице с картинками, схемами, восковыми муляжами — это «машина убеждения» в старом смысле, где акцент — на визуализации знания и статистике. Здесь же основная публика — дети, и ставку сделали на эдютеймент — развлечение и обучение.

Поскольку это инициатива Центра Алмазова, видно, что преподносимые знания про сердце, кровь, лишний вес — очень прикладные: это знания о «правильном» и «неправильном» теле больного человека, и задача лекторов — научить, как заботиться о себе, чтобы не заболеть, чтобы поддерживать «правильное» тело. И это вызывает некоторые вопросы. Например, костюм лишнего веса поддерживает прикладную нормативную повестку, но странным образом выпадает из повестки общественной. Как только мы представляем себе не абстрактных детей, которым надо рассказать, что лишний вес — один из факторов, сопряженных с сердечно-сосудистыми заболеваниями, а видим класс, в котором может оказаться ребенок, сопровождающий или учительница с избыточным весом, начинаются нюансы. Я легко могу представить себе, как такой объект будут использовать для насмешек: «Эй, Вася, сними свой костюм человека с ожирением, ха-ха, не можешь!» И здесь медицинское знание начинает входить в конфликт с социальным месседжем, когда нам нужно не просто влезть в шкуру человека с ожирением, но и перестать видеть в нем это ожирение. В формате костюма оно оказывается экстернализировано, мы начинаем его больше замечать. Это нормативный медицинский взгляд, и это то, что смущает в образовательном проекте.

Во-вторых, вот нам тут показывают модель здорового сердца и рассказывают, что именно мы можем сделать сами, чтобы сохранить его здоровым. Но факторы, приводящие к заболеваниям сердца, не обязательно зависят от нашего индивидуального выбора, а ребенок часто лишен и его. Например, ребенок ест то, что ему дали родители, и то, что предлагает школьная столовка. Не всем семьям доступно здоровое питание, которое демонстрируют музейные плакаты, — это довольно дорого. Наконец, есть генетическая предрасположенность, ситуация гормонального сбоя, врожденные болезни. Игнорируя их, мы превращаем здоровье человека в результат его индивидуальных усилий и индивидуального выбора, тем самым делая его ответственным и за возможное нездоровье.

Кирилл в «пьяных очках»
Кирилл в «пьяных очках»

Впрочем, хорошо, что есть проект, рассчитанный на детское восприятие. Другое дело, что это не совсем музей: по факту мы видим лекторий, а «экспонаты» представляют собой наглядный материал для лектория. То есть, по сути, перед нами расширенный вариант того, чем должна заниматься хорошая школа в рамках уроков биологии и ОБЖ. А вот от музея, рассчитанного на детей, я бы ждала большей интерактивности, как в западных естественнонаучных музеях: например, таковы Музей здоровья в Хьюстоне, где ребенок может буквально залезть внутрь макета тела, погулять по «сосудам», столкнуться с «тромбом», или научно-популярные проекты Heureka в Финляндии, или «Технополис» в Люцерне.

Вообще такой способ презентации знания существует в Петербурге с конца XIX века, когда врачи-просветители организовывали гигиенические выставки для образованной публики и читали санитарные лекции с наглядным материалом. Это общеевропейский тренд, в Германии или Великобритании происходило то же самое. Любопытно, что в нынешнем «Музее здоровья» пытаются воздействовать на эмоции: поразить и напугать (для этого, например, демонстрируют легкие курильщика). Той же стратегии придерживались врачи-гигиенисты конца XIX века, желавшие образовать массы. И страх действительно очень эффективная техника.


Что «Музей здоровья» планирует делать дальше

Сейчас в Музее работают с четырьмя образовательными программами: они посвящены сердечно-сосудистой системе, здоровому питанию, вреду курения и алкоголя. Вскоре появятся еще две: о бактериях, вирусах и пользе вакцинации, а также о правильном употреблении витаминов и минералов. В будущем разработают программу, посвященную ментальному здоровью. «Мы будем говорить о буллинге, давать мастер-классы на тему того, как отказать конкретным подросткам, которые предлагают попробовать алкоголь, наркотики или проявляют агрессию», — рассказывает Анастасия Таничева.

Среди глобальных планов — открывать досуговые центры под брендом «Музея здоровья» в других городах (идею уже поддержали в Екатеринбурге). Среди локальных — добавить к пластинированному легкому курильщика банку с настоящим «бычьим сердцем» в формалине. Наглядная кардиомегалия, при которой сердечная мышца значительно превышает нормальные значения, должна, по задумке сотрудников музея, проиллюстрировать вред от неуемного потребления пива. Оскорбит ли
кого-то «бычье сердце», Анастасия Таничева пока не знает.