Андрей, отец Лукерьи, решил сэкономить на подготовке дочери к престижной гимназии и объединился с другими родителям пятилеток, чтобы найти одного репетитора на всех. За год дошкольники успешно прошли программу первого класса — занимаясь всего по часу два раза в неделю в свое удовольствие. Ни в какую гимназию дети не пошли, а их группа дала старт альтернативной начальной школе, где сейчас учатся с первого по четвертый класс.

Такой опыт сейчас не редкость. По данным Ассоциации развития семейного образования, в 2017–2018 учебном году было 20–25 тысяч «хоумскулеров» — так в России называют детей на семейном обучении. Это примерное количество, основанное на отчетах по итоговой аттестации, на сайте министерства образования данных нет. Большинство «хоумскулеров» — ученики начальной школы. Чтобы настроить процесс, сократить расходы на репетиторов и найти ребенку компанию для общения, родители объединяются и открывают семейные классы, выбирая график обучения, учителей, предметы и учебники. Главное в этом формате — дети учатся в комфортной обстановке и в удобном для них темпе.

Автор

Ирина Корнеевская

Редактор

Маша Шаталина

Иллюстратор

Дарья Сурма

«Дети должны быть свободны в своем выборе, чтобы понять, чего они хотят»


Андрей Мальцев

организатор «Семейных классов»

Мы с женой были обычными родителями и уж точно не планировали семейное обучение. Я 20 лет проработал в московских рекламных агентствах, жена до рождения дочери тоже работала в рекламе. Мы три раза пытались сдать Лукерью в детский сад, но она наотрез отказывалась заходить в группу — говорила, что там неинтересно. Мы поняли, что у ребенка есть свое мнение и она не готова им поступиться. Вместо сада мы каждый день водили Лукерью на кружки или спортивные занятия, а в пять лет она пошла в музыкальную школу. В музыкалке у дочки появились друзья, а мы подружились с другими родителями.

Конечно, мы думали, что делать со школой. Из двух ближайших к дому первая — очень слабая, где часть детей совсем не готова к обучению: они из другой культурной среды, для многих русский язык не родной. Мы даже не рассматривали обучение там. Вторая школа — сильная гимназия с колоссальной нагрузкой. Первый класс — это пять дней по четыре обязательных плюс два-три дополнительных урока, на которые тоже надо ходить: школа получает за это деньги и не готова от них отказаться. И еще задают «домашку».

Как мы стали хоумскулерами

В кружках мы видели, как наша дочь занимается и общается с другими детьми, и знали, что в шесть лет она могла выдержать максимум час. Дольше — теряла фокус внимания, становилась капризной. Было понятно, что она не сможет учиться пять дней в неделю, ходить в продленку и еще учиться дома. К тому же после всего этого у нее просто не будет ни сил, ни времени на кружки и секции — значит, от них придется отказаться. Кроме того, нас не устраивала так называемая подготовка к школе — огромная индустрия платных услуг. Мы с другими родителями из нашей группы пообщались и решили, что найдем педагога, который подготовит детей к первому классу. Мы договорились с администрацией музыкальной школы, что нам дадут помещение. Администрация оформила это как еще один кружок и наняла учителя, которого мы же и пригласили.

Дети занимались два раза в неделю по часу два раза в течение года — мы взяли стандартные учебники по ФГОС для первого класса (Федеральные государственные образовательные стандарты. — Прим. ред.). За год они освоили всю программу и даже прошли стандартные тесты, которые дают в обычных школах. Два часа в неделю у нас — против пяти дней в неделю по четыре урока в школе плюс домашняя работа! Чем же они там в школе занимаются? А если мы сделаем не один час, а три — это что, мы сможем сами пройти всю начальную школу?

Как появился семейный класс

На следующий год мы продолжили заниматься тем же составом, но уже два раза в неделю по три часа. Родители на свое усмотрение оформили заочное или семейное обучение и прикрепили детей к школам, чтобы проходить регулярные аттестации. Вначале мы принимали решения совместно: все родители были активными, много читали, предлагали учебные материалы. Но мы быстро поняли, что сделать так, чтобы одно решение устроило абсолютно всех, просто нереально — в классном чате было много споров и даже ссор. Одни хотели заниматься чаще — боялись, что дети не усвоят предметы. Другие настаивали на введении оценок и дневников. Мы же были категорически против этих, на наш взгляд, бессмысленных и вредных атрибутов школы. Мы с женой решили взять ответственность за класс на себя. После этого всем стало легче.

Лето ушло на набор нового, второго, класса. Мы обсудили с учителем учебники и программу, определили, что наши классы могут дать и в каком объеме, прописали нашу миссию и стали придерживаться этой позиции. Кто-то из родителей решил, что предложенный формат им не подходит — эти дети ушли в обычную школу или на домашнее обучение. Мы рассказали о своем подходе знакомым, сделали сайт, завели соцсети, дали рекламу в Google и «Яндексе» — и к нам стали приходить новые семьи. Так мы превратились в «Семейные классы». На них был спрос: оказалось, что существующая школьная система многих не устраивает.


У наших «семейных классов» много общего с финскими школами: маленькие группы (в среднем до 15 человек), намного меньше уроков и меньше нагрузка.

Как у нас учатся

У нас работают четыре класса начальной школы: с первого по четвертый. Из предметов — русский язык, литература, математика, окружающий мир и творчество. Мы не связаны ограничениями, которые навязывает министерство образования, и можем использовать любые учебники и программы без оглядки на ФГОС — выбираем вместе с преподавателями лучшие. Правила, что урок длится 45 минут, у нас тоже нет — учитель ориентируется на детей и делает перерыв, если кто-то устал и мешает заниматься остальным. Еще мы знаем, что самый эффективный для обучения — первый час. На начало дня обычно ставим самые сложные предметы и темы.

Сильные стороны нашего формата — качественное обучение и дозированное общение. Когда ребенку семь лет, он не может полноценно общаться с 30 людьми пять дней в неделю по восемь часов. Поэтому в огромных классах дети начинают плохо себя вести: орать, бегать, бить друг друга. У наших «семейных классов» много общего с финскими школами: маленькие группы (в среднем до 15 человек), намного меньше уроков и меньше нагрузка.

Месяц занятий в «семейном классе» стоит 10 500 рублей — плюс комплект учебников на год (еще 5–6 тысяч). Чтобы не делать стоимость обучения слишком высокой, мы сотрудничаем с библиотеками и музыкальными школами. Третий и четвертый классы по-прежнему занимаются в музыкальной школе, где наш учитель оформлен в штат. Первый и второй учатся в библиотеке. Занятия по окружающему миру мы проводим на Станции юннатов на «Динамо» — это старейшая организация в центре Москвы с теплицами, животными, змеями в террариумах.

Как семейное обучение меня изменило

Я 20 лет просидел в офисе и не хочу такой судьбы для своего ребенка. Я понимаю, что не всегда делал полезные для общества и здоровья вещи: например, рекламировал вредные продукты питания, о чем сожалею. Сейчас я чувствую, что занимаюсь полезным делом: помогаю людям получить образование. В школе я был отличником, учиться меня мотивировала похвала родителей и учителей. На работе я стал искать такого же поощрения у своего босса. Несмотря на то что этот человек орал на меня матом, я проработал с ним десять лет. Так случилось именно потому, что меня выдрессировали: нужно искать похвалу. Когда я это понял, ушел на фриланс.

Дети должны быть свободны в своем выборе — чтобы они смогли понять, чего они хотят. Огромное количество выпускников школ не могут ответить, чем они хотят заниматься и в каком вузе хотят учиться. Это происходит, потому что их родители и учителя напрочь игнорировали их интересы и все время диктовали: ты должен делать это, это для тебя лучше. У таких детей нет ярко выраженных интересов, потому что они все детство делали то, что им велят. Я хочу, чтобы моя дочь имела возможность принимать решения самостоятельно — а для этого нужно, чтобы над ней не довлели авторитеты. Я хочу, чтобы она занималась любимым делом.

Нельзя предъявлять претензии государственной системе образования: государство ориентируется по самым отстающим, бедным, по тем, кто живет в самых неразвитых регионах. Государство не обязано образовывать ваших детей так, как вам того хотелось бы. Школа — это часть системы, такая же, как помощь инвалидам или пенсии. Мы не очень богатые и не можем отдать ребенка в дорогую частную школу, где есть все. Но это наша жизнь, и мы пытаемся придумать то, что нам подходит. Возможно, вам подходит школа, которой нет в природе, — и тогда у вас есть хороший шанс создать ее самому.


Возможно, вам подходит школа, которой нет в природе, — и тогда у вас есть хороший шанс создать ее самому.

«Семейный класс нам не подошел, но может подойти другим»


Анастасия Гарист

STREAM-учитель

Я окончила педагогический институт, сейчас учусь в магистратуре по направлению «инжиниринг в дошкольном и начальном образовании» и хожу на практику. Я занимаюсь вместе со школьными учителями и мне грустно от того, что я вижу. Молодой специалист приходит в школу со своей хорошей программой и умением работать с детьми и сталкивается с необходимостью писать отчеты и как-нибудь в оставшееся время преподавать. Эта система не гибкая, на тебя будут давить: ты или прогибаешься под нее, или уходишь.

На бумаге все классно: в школах вводится индивидуализация учебного процесса, тьюторы, виртуальная среда обучения — электронные доски. Но на деле выходит по-другому: классы переполнены, и никакой индивидуализации, когда на 30 детей приходится один учитель, быть просто не может. Не скажу, что я против системы образования — я против стадного обучения. По своему сыну я четко вижу, что когда он занимается один или в маленьком классе, где интересно рассказывают, уделяют время каждому, то на то, чтобы усвоить информацию, он тратит не три часа, а 30 минут — и счастливый идет гулять.

В первый класс приходит огромное количество детей одаренных, с которыми занимаются родители, и много детей отстающих, с которыми до школы никто не занимался. Программу делают под самых слабых, и получается, что родители, которые много вкладывают в своих детей, отдают ребенка в класс, где его учат тому, что он давно умеет. Мой ребенок научился читать в пять лет, сейчас он читает большие взрослые книжки — а я должна его отправить в школу изучать азбуку.

Как нам пришлось самим заниматься мини-классом

Я живу в Балашихе, и у меня много знакомых с детьми того же возраста, что и Захар. В прошлом году, когда детям было по шесть-семь лет и мы задумывались об обучении, подруги предложили встретиться с девушкой, которая собирала мини-классы. Я как раз поступила в магистратуру и подумала: отлично, у меня будет три часа свободного времени три раза в неделю. Эта девушка-организатор очень красиво рассказывала, как все будет: про учителя, про программу. Правда, проблемы начались сразу. Занятия, по ее плану, должны были проходить в помещении библиотеки — с трех до шести вечера. Нам это показалось неудобным: день разбит пополам — лучше заниматься утром. А она ответила: «Хотите другое время? Тогда ищите помещение». Раз — и повесила это на нас. Мы вдруг тоже стали организаторами — и почувствовали власть. Нашли помещение, сделали ремонт — это ведь наши дети идут учиться.

Потом начались проблемы с учителем. Мы договорились, что начнем заниматься с 1 октября: детей, которым было больше семи лет, родители прикрепили к школам или онлайн-ресурсам для сдачи аттестаций, младшие готовились к школе. В назначенный день мы пришли, ждем обещанного учителя с классной программой — английский, каллиграфия, китайский — а его нет. Учительница уехала в неизвестном направлении, а организатор не позаботилась о том, чтобы нам хоть как-то об этом сообщить. Через месяц занятий все еще не было — оказалось, что учительница уволилась, и организатор подбирает нового. Тут уже недовольны были все родители — и организатор, вместо того, чтобы пойти с нами на диалог и открыто решать проблему, просто ушла, хлопнув дверью.

Нам пришлось взять все на себя: класс собран, помещение готово. Мы нашли учителя каллиграфии, учителя английского и учителя начальной школы — но у нас начались проблемы и разногласия. Все лезли в учебный процесс: контролировали и пытались сделать все под своего ребенка и свою картину семейного образования.


У меня были большие вопросы к нашей учительнице. Сын начал рвать прописи, зарисовывать тетради, а учительница просто жаловалась: он ничего не делает.

Как все пошло не по плану

У меня были большие вопросы к нашей учительнице. Сын начал рвать прописи, зарисовывать тетради, а учительница просто жаловалась: он ничего не делает. Как-то я заглянула в класс и увидела, что он сидел, положив ноги на парту. Учитель должен установить правила и выстроить границы, а ребенок может попробовать их нарушить — и это нормально. Ну вот Захар попробовал — и учитель дал понять, что сидеть с ногами на парте можно. Подобным образом вели себя все дети — ходили по классу, разговаривали, не было никакой дисциплины. Учительница стала жаловаться, что ей тяжело преподавать, когда в классе десять человек. А как же она в школе преподавала, где их 30, — садилась и плакала?

В итоге мы вышли на уровень, когда дети учат по одной букве в день. У моего ребенка началась какая-то деградация. На уроках творились вакханалии, крик, беготня. На это мне сказали, что просто у меня неуправляемый ребенок, и попросили нас уйти. Это далось тяжело, но я слишком много нервов потратила на этот класс, и в декабре мы ушли. Через некоторое время класс развалился: другие родители поняли, что с учительницей действительно что-то не так. Пришла новая — дети были в восторге, но кому-то из родителей снова что-то не понравилось. Разногласия не заканчивались, и постепенно все сошло на нет.

Мы думали пойти в обычную школу, но тогда пришлось бы отказаться от плавания. В итоге я выбрала семейное образование. Возможно, мы пойдем в школу во второй или третий класс — я не планирую на годы вперед. Пока я знаю, что первый класс мы точно потянем на семейном. Начальная школа — не такие уж великие знания. Захар уже знает программу первого класса — обучение письму, чтению и счету мы прошли дома самостоятельно. У нас появляются и исчезают различные активности: карате, конструирование и куча других секций. Помимо этого, он давно ходит в бассейн и делает успехи в спорте — и тратить на школу много времени в нашем случае очень обидно.

Что нужно предусмотреть в семейном классе

Не думаю, что семейные классы — это плохая идея. Прежде всего нужно найти компетентного учителя, которому все будут доверять и не будут вмешиваться в учебный процесс. Должен быть один-единственный организатор, который будет всем управлять.

У родителей должны быть точки контроля: вот открытый урок, мы выучили весь алфавит — посмотрите на результаты. У нас это не было оговорено. Мы платили деньги, но как мы будем оценивать результат, мы сами не понимали.

Социализация на семейном образовании возможна, просто родителям приходится прилагать чуть больше усилий — устраивать встречи с детьми, больше общаться между собой, организовывать выездные мероприятия.